Это я

Не плачу за проезд

Предпочитаю личный транспорт

Previous Entry Share Next Entry
Первое апреля
Это я
no_fare
Этой ночью инженеру Пешкину снился дурной сон. Снилось, будто начальник отдела Иван Егорович Суркин лишил его квартальной премии. И за что лишил-то – о, ужас! За то, что он, Пешкин, напился в рабочее время до чёртиков, обозвал Ивана Егоровича козлом, а потом на глазах у всех сотрудников лаборатории пытался сорвать халат с лаборантки Галочки и склонить её к сожительству.
- Это я ещё легко отделался, - снилось Пешкину, - за это вообще могли бы уволить, а то и вовсе отдать под суд.
Пешкин проснулся в холодном поту, осторожно открыл сначала один глаз, потом другой.

- Фу! – облегчённо вздохнул он, - Пронесло. И приснится же такое!
Ну, положим, с Галочкой всё ясно: Пешкин уже давно на неё глаз положил. Но, чтобы начальника отдела назвать…/не то, чтобы произнести, а даже подумать страшно/ - это уже слишком.
Спать уже не хотелось. Пешкин сел на кровать, посмотрел на отрывной календарь и долго не мог сообразить.
- О, ужас!
Он растолкал спящую жену.
- Света! Свет!
- Ну, дай поспать-то. Ещё даже будильник не звенел.  
- Какое сегодня число? – не унимался он.
Света с неохотой посмотрела на календарь.
- Ну, тридцать первое.
- Дура! И мать твоя дура, что с дураком спала! Ты глянь, глянь. Какой там, на календаре, день недели? Видишь? Воскресенье. Это вчера было воскресенье, а сегодня понедельник. Ты слышишь, сегодня первое апреля!
Света при этих словах моментально проснулась и спрыгнула с кровати, как кипятком ошпаренная.
- Хорошо, что мы раньше проснулись. Ещё есть время подумать, -  продолжал Пешкин, - Ну, в этот раз я им покажу Кузькину мать. Я такой розыгрыш придумаю, что они больше никогда не захотят меня дурачить! 
Помнишь, как они меня в прошлом году околпачили? «Берите билетики, берите билетики», - это Пешкин с ехидцей скопировал голос и ужимки председателя профкома. - Ну и взял я один лотерейный билет. Откуда я знал, что он пятилетней данности? Мерзавцы! Пришлось даже тридцать копеек за него заплатить. А на следующий день, как раз первого апреля, ещё и газету принесли с тиражной таблицей. Меня не замечают как будто. По очереди подходят к газете, проверяют свои билеты. Этот не выиграл, тот не выиграл, следующий – опять не выиграл. Никто не выиграл. Один Пешкин выиграл, и не что-нибудь, а «Жигули». Вот стервецы!  
- Ну и простофиля! – встряла жена, - Наградил же меня бог мужем. 
- А мы с тобой ещё тогда пошли выигрыш получать, - продолжал гнуть свою линию Пешкин, не обращая внимания на реплику жены, - Хорошо, что тогда милицию не вызвали. Помнишь? Ну и собаки! – это он опять в адрес сотрудников лаборатории.
- Сам ты недоумок! Вспомни, как тебя, олуха, в позапрошлом году одурачили. Сказали, барану, что все должны квартальную премию в фонд детей-сирот перевести. Он и побежал сразу в сберкассу, только копыта сверкали. Не мог дождаться конца рабочего дня, мать твою так! Что, первым хотел быть?!
- Дура ты, дура, - обиделся Пешкин, - это же сироты нашего подшефного детского дома. Разве тебе самой их не жалко? Я посмотрел бы на тебя, как бы ты сама бежала, скажи тебе такое. И в конце концов, можно сказать, что я поступил благородно.
 - Эх ты, балда! На таких вот благородных раздолбаях и возят воду все, кому не лень! Не знаю, что мне с тобой делать? Раз ты такой остолоп, то лучше вообще не ходи на работу. Увольняйся к чёртовой бабушке.
- О! Эврика! – осенило Пешкина, - Я сегодня на работу не пойду. Сейчас позвоню начальнику лаборатории домой и возьму отгул. У меня их ещё три штуки осталось, за «картошку». Тогда уж меня ни одна сволочь не проведёт. И на улицу целый день не буду выходить. И к телефону не подойду. Ты, кстати, тоже не подходи к телефону. И сама никому не звони.
Пешкин набрал номер домашнего телефона начальника лаборатории.
- Алло, - прозвучал недовольный заспанный голос начальника.
- Здравствуйте, Евгений Васильевич! Это Пешкин Вас беспокоит.
- Ты что, Пешкин, сдурел? В такую рань звонить. Не мог на работе мне всё, что есть, сказать?
- Я как раз насчёт работы и звоню. Евгений Васильевич, можно мне на сегодня отгул взять? У меня ещё с осени остались отгулы за работу в совхозе. Помните?
- Ладно. Я всё понял.
- До свидания, Евгений Васильевич!
- Вот и всё, - забегал по комнате Пешкин, удовлетворённо потирая руки, - Я действительно дурак, что не мог раньше до этого додуматься.
Весь день его не покидало чувство глубокого удовлетворения.
Во вторник, второго апреля, Пешкин отправился на работу. Он почти бежал, чтобы быстрее узнать, кто же вчера лопухнулся.
«Так вам и надо, - думал он, - Знайте наших! Это ещё ягодки, это только оборона. А в следующем году я перейду в наступление. Целый год буду думать, но такое придумаю, что всю жизнь будете меня помнить!»
Входя в лабораторию, Пешкин чуть было не столкнулся с начальником лаборатории.
- Извините, Евгений Васильевич. Здравствуйте.
- Пешкин, ты где вчера был после обеда? Почему тебя не могли найти по всему КБ?
- Как?! – опешил Пешкин, - Я же отгул взял. Я же Вам звонил.
- Да? Ты это серьёзно? А я думал, что ты пошутил, когда звонил мне домой. Первое апреля и всё такое… Я тебе в табеле поэтому и отметил рабочий день. А тут ещё эта административная комиссия, будь она не ладной, во главе с начальником отдела. По табелю ты значишься на работе, а на самом деле тебя нет. Суркин спрашивает у сотрудников: «Где Пешкин?» А все дружно отвечают: «До обеда точно был, и все его видели».
Ну, тут Иван Егорыч и взбесился: «Что? Почему такое? Пиши, - говорит мне, - приказ на Пешкина за моей подписью о лишении квартальной премии за самовольную отлучку с рабочего места».
Вчера Иван Егорыч этот приказ и подписал.
 
А ещё говорят, что сны с воскресенья на понедельник не сбываются. 
 
28.08.2000  

  • 1
бывает же такое))

Бедный Пешкин, пострадал ни за что:)

отличный рассказик)

уж если и лишают премии, то пусть лучше за то что халат с лаборантки срывал))

Ага-ага, реалии восьмидесятых.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account