March 26th, 2009

Это я

Лики прошлого

Помню, мы гуляли в лесу. Стояло знойное лето, я была в белой маечке и длинной белой юбке, под которой больше ничего не было, я люблю, чтобы мне ничего не мешало, особенно, когда жарко.

Как обычно на протяжении 4-ех лет наших отношений, в какой-то момент мы начали пререкаться и спорить. Наш путь лежал вдоль глубокого оврага, поросшего бурьяном и усыпанного камнями. Слово за слово, начала разгораться ссора. Вдруг, увлеченно заспорив с тобой и что-то доказывая, я оступилась о торчащий из земли корень дерева, потеряла равновесие и чуть было уже не оказалась на дне оврага со всеми поломанными частями тела. На мое счастье на склоне стояло наклонившееся дерево, ствол его был голым, без веток, и только уже ближе к макушке оно разрасталось листвой. Кое-как, уже в полете, я успела зацепиться за него рукой и, буквально обнявшись со стволом, повисла над пропастью. Все случилось в считанные доли секунды, ты только успел раскрыть рот, собираясь отругать меня за неосмотрительность, как увидел, что я барахтаюсь в воздухе. Тут же поспешив мне на помощь, помог выбраться. Только когда опасность уже миновала, мы заметили, надо сказать, почти одновременно, что вся внутренняя сторона моей левой руки от локтя до подмышки сильно ободрана и весь мой белый наряд начал резко заливаться красным… От страха падения я даже не почувствовала боли. Она пришла потом. И рука безвольно повисла, не было сил даже поднять ее, чтоб остановить кровотечение.

Потом ты мне рассказывал, как тебе было жаль меня, все сердце сжалось и ты резко испытал вину от всего произошедшего со мной. Не было бы спора – я не потеряла бы контроль и не упала бы.

Ты подхватил меня на руки, понес к дому, по дороге я перепачкала тебя в крови – она все не переставала идти…

Ты принес меня к себе домой, хотя мы жили в соседних домах. Ты сказал, что должен помочь, сделать все, что в твоих силах, что не хочешь отпускать меня. Ты аккуратно обработал мою ссадину, щипало жутко, хоть и говорят, что перекись водорода не так щиплет, как йод или зеленка. Я терпела, но слезы самовольно катились по моим щекам и капали тебе на руки…Пластыря ты не нашел, но его и не могло быть такой величины, чтоб хватило на всю рану. Ты замотал мою руку бинтом. Вытер слезы, поцеловал, обнял. Моя боль отражалась в твоих глазах, в тот момент она стала общей, как и наша любовь.

Потом, пока заживала рана, я не могла себе позволить купаться в реке или озере, куда мы так планировали и хотели поехать. А позже уже и погода не дала нам это сделать, заменив скоротечное лето долгой и нудной осенью.

Рука не проходила очень долго, сначала это были жуткие шрамы, как от ожога, потом с течением времени они стали потихоньку светлеть и стираться. Но даже если сейчас внимательно приглядеться к тому месту, где они были, то все еще можно заметить следы от глубоких царапин.

В день нашего расставания навсегда, холодным зимним вечером мы сидели в каком-то небольшом ресторанчике, пытались запихнуть в себя что-то из заказанных блюд. Я знала, что если захочу, то смогу вернуться. Ты знал, что если я и захочу, то уже не вернусь. Решение было принято.

Играла песня группы «Не пара» «Другая причина», будто специально написанная для нас и про нас. До сих пор не могу ее слышать без эмоций. Это песня нашего конца, нашей маленькой смерти для двоих.

Теперь все уже в прошлом. Я давно не знаю, что с тобой и как ты. Раньше мне были дороги любые новости, доносившиеся о тебе. И ты, то и дело набирая номер моей подруги, извинялся, что не туда попал, и спрашивал между делом, как у меня дела и как я живу.

Я не жалею ни о чем. Ни о выкинутых из жизни годах, проведенных по большому счету в скандалах и взаимных мучениях. Ни о том, что в итоге это ни к чему не привело, и мы разошлись по разным сторонам дороги. Все шло к логическому завершению, и конец был неизбежен. Минусы взяли верх.

Но ты был моей первой настоящей любовью, память о которой я пронесу через всю жизнь и еще не раз напишу о тебе и о наших днях вместе.

Это я

Из жизни...

В тот день я вернулась домой чуть раньше обычного. Последнюю пару отменили и я довольно рано освободилась от учебы. Настроение было совсем даже не к тяге к знаниям – было тепло не по-осеннему, видимо, бабье лето наконец-то вступило в свои права. По привычке я поставила разогревать оставленный мне обед в сковородке, как вдруг в мозгу пронеслось что-то мимолетное, какая-то шальная мысль, что не все так замечательно, как кажется, и сейчас все хорошее будет в миг растоптано. Я верю в свои ощущения и предзнаменования, внутреннее чувство никогда меня не подводило…

И вот тут зазвонил домашний телефон. Определился номер из моего района, но мне совершенно не знакомый. Когда я отвечала на звонок, я уже знала, что на проводе тот, благодаря которому все пойдет прахом…. Это было неизбежно, я ждала из трубки ответа и уже была готова к удару. Какому, от чего, почему и за что, - обо всем этом я успею подумать позже…

Незнакомый, чересчур вежливый женский голос спросил меня по имени. Я с замирающим сердцем ответила, что это я.

- А-а, очень приятно, [мое имя]. Ты же встречаешься с Алексеем*, не правда ли?    

- Да…

- Ну тогда, думаю, тебе было бы интересно узнать, что вчера вечером у нас с ним был офигительный секс у меня в ванной и потом его сперма текла по моим ногам.

Эффект был достигнут, я, ошарашенная, не нашлась, что ответить, и замолчала, переваривая услышанное… Эта фраза до сих пор стоит у меня в ушах, поэтому я привожу ее именно в том варианте, в котором она была мне представлена.

Чуть погодя, дав мне выдохнуть и вновь наполнить воздухом мою, словно сжатую холодными тисками, грудь, невидимая собеседница продолжила:

- Если тебе хотелось бы увидеть ту, с которой тебе изменил твой верный и любящий молодой человек, мы могли бы встретиться.

Не знаю, почему, но я ответила согласием, и по ее встречному предложению мы договорились через 15 минут быть возле школы.

Первым желанием, когда я положила трубку, было захватить с собой какую-нибудь вазу или статуэтку, подойти и вмазать разлучнице по башке. Потом пришла мысль, что она может увернуться, и план сорвется. Следующим решением было спокойно подойти, представиться и немедленно вцепиться обидчице в волосы, отходить хорошенько, пнуть на прощание и уйти. Эта мысль мне понравилась больше. Да, но в таком случае, я не узнаю детали – как они познакомились, как все это произошло… В итоге было решено встретиться, поговорить и уже потом, судя по ситуации, хорошенько навалять этой стерве.

Стоит ли говорить, что 15 минут показались для меня вечностью? Я шла к школе на ватных ногах и все больше чувствовала свое бессилие, что ни фига я никому не докажу, все, что могло уже произойти, произошло, и кулаками после драки никто не машет. В проигрыше – только я, и ничего уже не изменить. Как ни странно, вспоминая сейчас все это, спустя годы, я должна признаться, что ни одной мысли о самом изменнике я при этом не допускала. А ведь, по-хорошему, в первую очередь надо было подумать, что это он меня предал, а она всего лишь только инструмент… Но эти мысли пришли уже потом, спустя какое-то время.

Когда я поравнялась со школой, она уже ждала меня. Я увидела женщину, намного старше своих лет, немного подвыпившую, и, как ни странно, доброжелательно настроенную и даже располагающую к своей персоне. Она пригласила меня к себе. Мы долго разговаривали. Я узнала все, что хотела. Она призналась, как долго и упорно пыталась склонить моего молодого человека к связи, как, даже будучи под парами алкоголя, он продолжал ей твердить, что любит только меня и никто ему больше не нужен. И как она все-таки в итоге ловко воспользовалась одним из моментов, когда мы были в ссоре. Позже, узнав эту женщину лучше, я поняла, что она добрый, отзывчивый человек, вся эта погоня за мальчиками – лишь доказательство своей ускользающей молодости, энергетическая подпитка «молодой кровью». Мне было даже жаль эту женщину в какие-то моменты, когда я видела, что некоторые из ее попыток казаться молоденькой, иногда выглядели просто унизительно. Ну а тот памятный звонок мне – это лишь эффектный выход актрисы на сцену. Она была артистичной натурой, яркой и интересной.

Я долго не прощала этот поступок своему молодому человеку. Ведь, если бы он не только сказал, но еще и хорошо подумал о том, что действительно не хочет мне изменять, то просто перестал бы ходить к ней, оборвал бы все контакты с тем домом. А он продолжал, и итог тому - наши переживания, страдания и борьба с сердцем и совестью, стоившие нам двоим не одного года жизни…   

Я простила. Обоих. Ее – потому, что познакомилась и узнала, что это за человек. Его – потому, что любила в тот момент, наверное, даже сильнее, чем саму себя…

Наше общение с ней сошло «на нет» довольно не скоро после знакомства и по причине отсутствия общих интересов. Я не гналась за количеством поклонников и на многие вещи смотрела по-другому, нежели она.

С ним мы тоже расстались. Намного позже того случая и совершенно не по причине измены…

* - Имя изменено.

Это я

Как я чинила свой телефон

Немного предыстории.

У меня сломался мобильный и я отдала его в ремонт. Мне сказали, что позвонят, когда выяснят, в чем именно состоит поломка, сколько это будет стоить и надо ли связываться с ремонтом или будет проще и дешевле купить новый аппарат. В итоге цена за услуги меня устроила, и я дала согласие на починку. Получив сигнал о готовности, приезжаю в мастерскую забрать телефон, хочу вставить симку, чтоб проверить, как говорится, не отходя от кассы, рабочее состояние. И вдруг замечаю, что у задней съемной панели, за которой находится батарея, оторвано два зубчика, вследствие чего она неплотно прилегает к корпусу, если даже не сказать, что болтается… Я возмущенно объясняю, что телефон не был сдан в таком состоянии и я его забирать не буду. Либо пусть у меня его покупают как б/у, либо пусть меняют панель, но платить я за это, естественно, не собираюсь. Попытавшись вяло поспорить со мной, продавщица выдала неопровержимый аргумент, дескать, мастера чинят телефоны, а не ломают, на что я сказала, что я реально отдала телефон с одной поломкой, а в результате получаю с другой. Стало понятно, что я не уйду оттуда просто так, и мой телефон взяли на устранение новой неполадки.

История.

Приезжаю сегодня забирать мобильник. В голове крутится мысль – пусть только попробуют еще набавить цену за замену панели, я буду непреклонна в своей чистосердечной правоте клиента. Получаю свой вылеченный телефончик, выслушиваю слова благодарности за то, что воспользовалась услугами данной конторы, машу ручкой, направляясь к выходу…., как меня озаряет понимание того, что денег-то с меня не взяли вообще ни за что – ни за первую неисправность, ни за вторую… Дохожу до машины, сажусь. Мысли переполняют разные – как круто, что ни рубля не потратила, и как нехорошо получилось, люди-то работали… Минута колебаний и борьбы ангелов с демонами – выхожу из машины, иду обратно, сообщаю растерянной кассирше о том, что я не оплатила, и протягиваю нужную сумму. Ее глаза округляются и, пробивая чек, она восклицает: «Надо же, еще не перевелись, значит, честные люди!» С чувством выполненного долга ухожу и уезжаю по делам.

Так к чему я все это?

Не стоит засорять свою ауру такой червоточиной, как эта, пусть даже и мелочь, произошедшая со мной. Ну, зажала бы я эти деньги. Ну, порадовалась бы себе умной. Но потом этот поступок лег бы тяжелым камнем на совесть. А сколько там уже таких камней?... Не пересчитать. За жизнь чего только не происходило, уж наедине с совестью-то нам это известно...

Не зарьтесь на халявные и легкодоступные блага! Они ничего, кроме отрицательного, вам в итоге не принесут.